Назад ] Домой ] Вверх ] Далее ]    Superidea.ru   MindMap.ru EstIdea.ru MindTools.ru AndreyMalygin.ru
Предпосылки эффективного участия в психотерапевтической группе


Глава 6

6.1. СОПРОТИВЛЕНИЕ РАБОТЕ ГРУППЫ И ЕГО ФОРМЫ

Сопротивление является неизбежным спутником работы психотерапевтической группы, способным серьезно нарушить групповой процесс. Сопротивление изменениям, отказу от привычных стереотипов общения является естественным. Большинство клиентов психотерапии, даже желая перемен, не всегда знают, чего в действительности хотят.

Причина сопротивления участников работе группы – их тревога и страх, а не сознательное желание вредить терапевту. Как утверждает H.Schlesinger (1982), понятие сопротивления не столько оценивает поведение, сколько его объясняет. Его нельзя оценивать ни как хорошее, ни как плохое, это просто часть психотерапевтических изменений. Терапевт, наблюдая за сопротивлением участников группы, может немало узнать об их стиле эмоционального реагирования. Обратив на это внимание участников, он может яснее увидеть, как они реагируют на возникающие в группе и, возможно, в жизни проблемы. Таким образом, главное для терапевта – не стремиться любой ценой преодолеть сопротивление участников группы, а прежде всего понять его и объяснить.

G.Corey (1990) отмечает, что причиной сопротивления участников работе группы могут быть и действия терапевта (например, недостаточная предварительная подготовка участников к работе в группе, неквалифицированное руководство группой, конфликты между ко-терапевтами, авторитарный стиль руководства группой, отсутствие доверия к терапевту).

Однако чаще всего сопротивление проявляется в так называемом "проблематичном поведении" в группе (I.D.Yalom, 1985; G.Corey, 1990). Это поведение тормозит развитие группы, уменьшает ее психотерапевтический потенциал. Столкнувшись с таким поведением, терапевт прежде всего должен постараться понять, воспринимает ли себя участник как человека, доставляющего трудности группе, терапевту и самому себе и каковы возможности изменения его поведения. Однако не следует забывать, что каждый участник – это не только его поведение. Поэтому мы и говорим скорее о "проблематичном поведении", а не о "проблематичном" участнике. Важно показать участникам, что конкретно в их поведении мешает эффективной работе группы или эффективному решению конкретных проблем. Терапевт должен поощрять реакции участников на неприемлемое поведение, которые позволили бы неправильно ведущему себя участнику лучше осознать последствия своего поведения.

Молчание и пассивность. Они часты в психотерапевтических группах, особенно в начальной стадии работы, когда неопределенность ситуации самая большая. Участники чаще всего указывают такие причины пассивного участия в дискуссиях:

     

  • уверенность, что ничего ценного сказать не могут;
  • убеждение, что не следует говорить о других людях;
  • боязнь говорить о себе;
  • боязнь показаться глупым;
  • страх перед авторитетом других участников или терапевта;
  • боязнь быть отвергнутым;
  • недоверие к участникам группы или/и терапевту;
  • непонимание того, что происходит в группе.

Когда несколько участников группы молчат большую часть времени, остальные тоже становятся более пассивными, поскольку чувствуют себя оцениваемыми или вообще не знают, что о них думают молчащие. Таким образом, они усиливают недоверие в группе.

Иногда пассивное поведение некоторых участников, постоянное молчание воспринимаются терапевтом как его личная неудача в работе группы, и он агрессивно нападает на них или пытается заставить их заговорить. Однако это еще более стимулирует защитное поведение пассивных участников.

На некоторых участников психотерапевтически действует сама обстановка в группе, даже если они лишь пассивно участвуют в ее работе – определенную пользу можно получить, слушая и отождествляясь с проблемами других участников группы. Однако все же не следует забывать, что работа в психотерапевтической группе является не только процессом получения, но и отдачи, поэтому поведение пассивных, молчащих участников должно обсуждаться. Важно узнать, как они ведут себя в привычной для них обстановке, как чувствуют себя в группе, хотят ли стать более активными и т.д. Следует поощрять других участников высказаться, что они чувствуют, когда кто-либо в группе молчит большую часть времени. Это позволяет пассивным участникам понять, что их молчание мешает другим составить какое-либо мнение о них. Определенное познание друг друга в группе способствует созданию безопасной атмосферы, так как, зная, чего можно ожидать от окружающих, легче идти на риск, пытаться изменить свое поведение.

С молчащим участником группы можно заключить определенный контракт – что, к примеру, в конце каждой встречи он выскажет свое мнение о ней или поведает о своих чувствах и пр. Иногда молчащих и пассивных участников можно попросить создать отдельный круг внутри группы. Участников такого "внутреннего круга" просят обсудить между собой причины пассивности, испытываемые ими страхи и самочувствие в группе. Участники "внешнего круга" также могут включиться в дискуссию. Таким образом, у всей группы появляется возможность обсудить активность и пассивность во время групповых занятий.

Советы участников. Наиболее часто встречаются советы двух типов.

     

  1. Инструкции, что делать ("Ты бы должен...", "На твоем месте я...").
  2. Предложение альтернативных решений ("Пытался ли?..").

Участники психотерапевтической группы дают друг другу советы по разным причинам. Для одних это самый прямой путь помочь другому человеку. Для других – способ обратить на себя внимание. Советы могут быть выражением сопротивления отдельных участников работе группы или означать попытку скрыть чувство зависимости. Некоторые же советодатели хотят направить внимание на другого участника или иную тему, чтобы самим остаться в тени (M.M.Ohlsen с сотр., 1988).

В любом случае советы в группе способствуют подавлению чувств и мыслей и приводят к усилению зависимости. Советы "обесценивают" другого человека – ему как бы говорится, что он сам не в силах справиться с той или иной проблемой без помощи со стороны, у него как бы отнимается возможность самому найти решение в удобное для него время-Терапевт должен блокировать обмен советами, обращать внимание участников на советчика, на смысл его поведения. Зачастую те, кто с легкостью раздает советы другим, сами испытывают напряжение из-за проблем остальных участников, неопределенности их ситуации. Советами они пытаются уменьшить свою тревогу. Некоторые участники, давая советы, испытывают чувство превосходства, так как советующий воспринимается как более понимающий. Во время дискуссии в группе следует обсудить все эти аспекты.

К этому виду сопротивления можно отнести попытки некоторых участников "ассистировать" терапевту. Таким поведением можно добиться его расположения. Это выражение потребности некоторых участников в зависимости. Однако такое "ассистирование" может означать и конкуренцию участника группы, показывающего себя компетентным советчиком, с терапевтом. С психотерапевтической точки зрения – это деструктивное поведение, и терапевт должен помочь "ассистенту" понять это.

Утешение. Постоянные попытки уменьшить страдания других участников, усилия, направленные на устранение любого напряжения, негативные чувства несколько похожи на стремление давать советы (G.Corey, 1990). Психотерапевтический процесс полностью охватывает всю гамму переживаний в группе. Утешение означает желание помочь другому участнику, подавляя чувства, которые лучше было бы выразить.

Зачастую случается так, что, хотя утешение внешне и кажется проявлением сочувствия, в действительности же означает стремление утешающего облегчить свою ситуацию, избежать болезненных переживаний. Попытка помешать выражению в группе неприятных, болезненных чувств означает стремление уберечь от этих чувств прежде всего самого себя.

Терапевт группы должен поощрять обсуждение утешения в группе, более глубокое осознание его истоков и влияния на психотерапевтический процесс. Очень важно узнать мнение утешаемых участников о "скорой помощи" в группе.

Более глубокому пониманию утешения в группе могут способствовать некоторые психотерапевтические техники (G.Corey с сотр., 1988). Например, любителя оказывать поспешную помощь просят: "Подойди к каждому участнику и скажи, чем бы ты хотел ему помочь". Затем обсуждаются необходимость помощи и чувства участников. Это помогает утешающему оценить пригодность или непригодность своих усилий. Его также можно попросить назвать все возможные причины, по которым ему так хочется помочь другим ("Почему важно помочь конкретному человеку? Как ты решился прийти на помощь?"). Участников следует поощрять реагировать, когда им помогают слишком навязчиво, не вовремя. Также следует обратить внимание утешающего на то, насколько он злоупотребляет своей якобы добротой в жизни.

Монополистическое поведение. Такой участник стремится переключить все внимание группы на себя, монополизировать активность в группе. Выступления других участников дают ему повод много и широко говорить о себе, рассказывать бесконечные истории из своей жизни. Он непрерывно болтает, так как, когда молчит сам или молчат в группе, начинает испытывать тревогу. Поэтому он реагирует на каждое высказывание других участников, постоянно подчеркивая, что то, о чем говорят другие, очень близко и ему, что у него такие же проблемы, и вновь начинает говорить о себе. Монополизирующий групповое пространство участник именно так понимает самораскрытие в труппе. Пересказ событий обычно означает уклонение от высказывания своей точки зрения на эти события, выражения своих чувств. Попытки терапевта блокировать такое поведение нередко вызывают сопротивление "монополиста"" он утверждает, что, раскрываясь, рискует, выражает обиду, что его не понимают, но спустя короткое время он вновь начинает говорить.

Хотя в начале работы группы, когда большинство избегает говорить о себе, многие участники принимают и даже приветствуют такую активность, однако очень скоро подобное поведение начинает раздражать. Тем не менее, если слишком активный участник подвергается нападкам за свое поведение, результат бывает противоположным – он начинает болтать с удвоенной энергией. Поскольку его активность связана с тревогой, то усиливающееся напряжение в группе, агрессивность других участников по отношению к нему вызывают еще большую тревогу, а вместе с тем и большую его активность.

Терапевту очень важно психотерапевтически эффективно прервать монополистическое поведение. Может возникнуть соблазн запретить на некоторое время такому участнику говорить, однако это не имеет никакого психотерапевтического смысла. Это всего лишь эмоциональная разрядка самого терапевта. Кроме того, и результат может быть нежелательным – усиливается тревога "монополиста", такое поведение терапевта может представлять угрозу для других участников группы.

Можно обратить внимание слишком активного участника на то, к чему он стремится в группе: "Что ты хотел бы получить от группы после того, как расскажешь все это?", "Что своим рассказом ты хотел дать другим участникам группы?", "Что ты хотел бы получить от других участников?" Также важно показать, что своим поведением он мешает участникам завязать осмысленные межличностные отношения с ним. Поскольку "монополист" обычно не ориентируется, какое впечатление производит его поведение на других, ему могли бы помочь более частые реакции участников на его поведение. Терапевт должен поощрять участников выражать свои чувства ("Когда ты ведешь себя так, я испытываю чувство..."), а не интерпретировать поведение "монополиста" ("Ты так ведешь себя, потому что..."). Этим обращается внимание на влияние его поведения на настроение и чувства других участников (скука, раздражение, злоба), вообще на атмосферу в группе. Можно попросить и самого "монополиста" поделиться своим мнением о том, что чувствуют другие участники, когда он говорит ("Посмотри на участников и попытайся сказать, что каждый из них чувствует"). Участники группы могут прокомментировать услышанные оценки.

Решить проблему монополистического поведения могла бы помочь активность других участников. Если они будут более активными, исчезнет возможность монополизировать время работы группы. Нередко сама группа позволяет одному человеку "монополизировать" свое пространство. Когда в группе больше говорят о причинах пассивности, сопротивление монополистическому поведению является более эффективным.

Иногда эффективным может быть парадоксальное поведение терапевта – можно попросить "монополиста" быть еще более активным и постоянно напоминать ему, что он еще недостаточно много говорит. Это может снизить его реальную активность.

Зависимость. Она проявляется в постоянном стремлении участника к тому, чтобы терапевт или другие участники группы заботились о нем, решали его проблемы.

Нередко зависимость проявляется в поведении типа "да, но". Участник просит помощи у группы, получает ее в том или ином виде, однако, вроде и соглашаясь с предлагаемыми вариантами, все же отвергает их под каким-либо предлогом, заставляя участников и дальше искать решение его проблем.

I.D.Yalom (1985) описал это как случай "постоянно жалующегося, но отклоняющего помощь" пациента. Он склонен гордиться неразрешимостью своих проблем. Если и просит помощи, то только у терапевта, а попытки других участников помочь ему отвергает как некомпетентные. Когда кто-либо другой пытается говорить о своих проблемах, этот участник, усматривая в нем конкурента в борьбе за внимание терапевта, старается принизить его проблему: "Пустая трата времени из-за тебя, твоя проблема очень банальна. Мой вопрос намного сложнее, он жизненно важен для меня". Хотя такой участник и говорит постоянно о своих трудностях, его проблемы так и остаются неясными для других из-за слишком туманной их формулировки. Даже если удается вызвать сочувствие у других и ему пытаются помочь, предлагаемые варианты решения проблем либо сразу отвергаются как неприемлемые, либо, принимая на словах, он игнорирует их в реальном поведении.

Такое поведение раздражает других участников. Ощущая свое бессилие в оказании помощи, они попадают в безнадежную ситуацию, при которой возникает мысль о том, что и им самим невозможно помочь.

Столкнувшись с постоянно жалующимся, но отвергающим помощь участником, терапевт должен постараться понять, что скрывается за таким поведением. Чаще всего это полная зависимость от других, особенно от терапевта, и ощущение бессилия и неполноценности. С другой стороны, эта зависимость сопровождается недоверием к авторитетам, а порой и враждебностью по отношению к ним. Из-за этого возникает "заколдованный круг", выйти из которого трудно как участнику, так и терапевту. Иногда можно попытаться помочь такому участнику лучше осознать последствия его деструктивного поведения прежде всего для самого себя. Игру "да, но" можно прекратить, признав, что проблема участника действительно неразрешима. Но в таком случае он может покинуть группу. В любом случае важно перестать поддерживать беспомощную позицию участника и поощрять обсуждение проблемы его зависимости.

Демонстрация морального превосходства. Этот тип "проблематичного поведения" описал I.D.Yalom (1985). Участник, занимающий в группе позицию морального превосходства, мало заботится о решении своих проблем, однако стремится поучать других. Он чувствует себя всегда правым и полагает, что другие постоянно ошибаются. Ему не столь важно нравиться другим или быть уважаемым – гораздо важнее чувствовать себя правым и навязывать свою позицию другим.

С самых первых встреч группы "непогрешимый" участник стремится показать свое превосходство. Он не спешит включиться в дискуссию, склонен больше наблюдать за другими, желая осмотреться, пока не выяснит позицию участников группы и ее общую ориентацию. После этого он может стать чрезвычайно активным, зачастую являясь центральной фигурой дискуссий, и, используя различные средства, попытаться навязать свое мнение другим. В то время как участники группы говорят о своих проблемах, "непогрешимый" заботится об утверждении своего статуса в группе, чтобы предстать в качестве примера для других.

В начале работы группы такая активность приветствуется, однако позднее, когда выясняется, что его заботит не столько решение своих собственных проблем, сколько исключительное положение в группе, по отношению к нему возникают раздражение и враждебность. Терапевт тоже может стать объектом критики "всегда правого" участника. Поведение, действия терапевта критикуются не столь прямолинейно, в отличие от других участников; более тонко высказываются сомнения по поводу эффективности работы группы, цитируются высказывания авторитетов, указывается, что работа в группе ведется в не совсем правильном направлении.

Терапевт должен обратиться к участникам с просьбой как можно чаще реагировать на "непогрешимого", чтобы помочь ему понять, какие чувства у других вызывает его поведение, обратить внимание на его личные цели в группе и выбор способов их достижения.

Задавание вопросов. Еще один случай "проблематичного поведения" в группе – постоянное задавание вопросов другим. С психотерапевтической точки зрения, вопросов должно быть как можно меньше. Вопросы, особенно начинающиеся с "почему", заставляют думать, а не чувствовать. Участники, задающие много вопросов, стремятся остаться в безопасной позиции, избежать самораскрытия, укрыться за вопросами. С другой стороны, вопросы как бы требуют откровенности других участников.

Нередко за вопросами скрывается определенное утверждение. Поэтому может оказаться полезным попросить задающего вопрос сформулировать его как утверждение. В таком случае позиция данного участника становится более открытой и ясной. G.Corey с сотр. (1987) предлагают утрировать задавание вопросов. Терапевт может попросить любителя спрашивать подойти к каждому участнику и задать ему свой вопрос (или вопросы). Отвечать на них не обязательно. Потом можно обсудить чувства "спрашивающего", а также выяснить, чего в действительности он хочет от каждого участника группы.

Интеллектуализация. Это сопротивление групповому процессу постоянным анализированием всего того, что происходит в группе, при этом избегая выражения чувств. Мышление является важной частью психотерапевтического процесса, однако оно должно интегрироваться в эмоциональную жизнь и поведение человека. В противном случае оно является заменителем чувств; реальный опыт, неизбежно сопровождаемый чувствами, заменяется интеллектуальной рефлексией этого опыта. Когда для всего, что происходит в группе, пытаются найти абстрактные, интеллектуальные "оболочки", в конце концов уже нечего облекать в понятия и весь процесс превращается в "переливание из пустого в порожнее".

Все описанные здесь способы поведения можно охарактеризовать и как уклонение от участия в групповом психотерапевтическом процессе. Оно выражается (G.Corey, 1990) в:

     

  • частых пропусках встреч группы и постоянном опаздывании;

     

  • постоянных попытках превратить в шутку чувства и проблемы других участников или преуменьшить их значимость;

     

  • интерпретациях, вопросах, советах, внушении и др.;

     

  • постоянных попытках изменить тему дискуссии, как только поднимаются серьезные, глубоко личные вопросы взаимоотношений;

     

  • нежелании говорить о себе и открываться;

     

  • постоянном подчеркивании, что проблемы других участников более серьезные и требуют большего внимания;

     

  • интеллектуализации.

Поиски "козла отпущения". Это такая ситуация в группе, когда один из участников (или несколько) становится объектом негативных чувств и отвергается другими участниками. T.Douglas (1991) указывает следующие предпосылки возникновения подобной ситуации:

     

  • некоторые участники своим поведением создают предпосылки для отвержения группой;

     

  • "козлом отпущения" группа избирает наиболее выделяющегося среди них участника;

     

  • поисками "козла отпущения" можно добиться большей сплоченности группы;

     

  • этим стремятся вытеснить из группы участников, которые тормозят ее развитие.

Как терапевт может преградить путь такому деструктивному поведению? Прежде всего следует вовремя обратить внимание участников на появление некоторых признаков такого поведения. Это очень важно, так как "козла отпущения" зачастую ищут под прикрытием злых насмешек, издевательств; участникам может казаться, что это совсем безобидные вещи и ничего серьезного не происходит. Терапевт должен подчеркнуть, что участники группы пытаются решать проблемы группы или свои за счет другого человека. Это открывает путь к поиску иных способов решения возникших проблем. Важно, чтобы группа поняла и приняла на себя ответственность за свои действия.

J.A.Garland и R.L.Kolodny (1966; цит. по T.Douglas, 1991) предложили 12 возможных способов изменения ситуации "козла отпущения" в группе.

     

  1. Авторитарное изменение ситуации, используя право терапевта группы.

     

  2. Тщательный отбор участников, с тем чтобы в группу не попали потенциальные жертвы.

    (Оба способа сомнительны, а второй и нереален, поскольку заранее трудно предусмотреть такие вещи.)

     

  3. Дискуссия о происходящем в группе.

     

  4. Оберегание и защита потенциального "козла отпущения" (это необходимо в начале работы группы, однако не годится как долговременная стратегия).

     

  5. Попытка направить внимание группы на другие проблемы.

     

  6. Блокирование общения участников с потенциальной жертвой (это временная мера).

     

  7. Помощь "козлу отпущения" – помочь ему понять свое поведение и действия, которые "толкают" его на такое положение в группе.

     

  8. Объяснение процесса поиска "козла отпущения" в группе. Это может быть введением в (9).

     

  9. Сосредоточить внимание участников на поиске "козла отпущения", а это могло бы помочь

     

  10. Участникам группы контролировать свое поведение. (Это значительно менее эффективный способ, чем поиски других альтернатив.)

     

  11. Ролевые игры. Это часть процесса объяснения, которая может помочь найти альтернативные способы удовлетворения тех потребностей группы, которые стимулируют поиски "козла отпущения".

     

  12. Предложение "козлу отпущения" покинуть группу или завершение работы всей группы. (Первый вариант не рекомендуется, разве только в крайних случаях в целях защиты жертвы.)

6.2. НАВЫКИ ЭФФЕКТИВНОГО УЧАСТИЯ В ГРУППЕ

Подготовка к участию в психотерапевтической группе включает объяснение, какое поведение, какие действия и установки участников являются наиболее продуктивными для достижения психотерапевтических целей в группе.

Психотерапевтический потенциал группы реализуется, когда участники:

     

  • верят, что терапевт окажет им компетентную помощь и уверены в своей способности извлечь пользу из работы в группе;

     

  • готовы открыто обсуждать свои проблемы, учиться новым способам поведения и помогать другим участникам в достижении своих целей;

     

  • удовлетворены группой – составом ее участников, направлением работы, целями и способами их достижения;

     

  • принимают ответственность за решение своих проблем, изменение, за помощь другим участникам, за поддержание психотерапевтической атмосферы в группе;

     

  • чувствуют себя безопасно в группе;

     

  • открыто говорят о себе, по возможности стараются раскрыться в группе;

     

  • и мыслями, и чувствами реагируют на поведение других участников (M.M.Ohlsen с сотр., 1988).

Чтобы поведение участников в группе было как можно ближе к такой модели, важно, чтобы они обладали и определенными навыками продуктивного участия в группе, освоение которых терапевт должен поощрять с самого начала работы группы. Упомянем наиболее важные из них.

     

  1. Внимательность и реагирование. Внимание к тому, о чем говорит другой человек – словами и поведением, – является предпосылкой любых эффективных отношений. Отношения в группе не являются исключением – без внимания друг к другу нет настоящего слушания, а без взаимного выслушивания не возникнут искренние отношения между участниками. Мы оказываем внимание другому человеку, когда смотрим на него, если он говорит, когда обращаем внимание не только на то, что говорится, но и на то, как говорится, и пр.

     

  2. Эмпатия. Это одно из важнейших качеств, необходимых для возникновения в группе искреннего контакта и взаимного доверия между участниками. Когда участники пытаются проникнуть в чувства друг друга – понять друг друга без оценок, легче становится раскрываться, так как появляется уверенность, что все будет принято и понято.

     

  3. Искренность. Это означает честность, спонтанность, доброжелательность во взаимоотношениях. Она обеспечивает открытое общение в группе без скрывания за общими фразами или историями из прошлого, иначе говоря, создает психотерапевтическую атмосферу в группе.

     

  4. Взаимоуважение. Оно лучше всего выражается в стремлении понять друг друга. Здесь намного важнее реальные действия, чем слова об уважении. Истинное уважение друг к другу в группе измеряется тем, как участники ведут себя по отношению друг к другу. Как указывает G.Egan (1977) уважение означает проявление внимания к другому, желание быть вместе, признание уникальности другой личности, безоценочную установку по отношению к другому, признание за ним права быть таким, каким хочется, поддержку, ободрение и искренность.

     

  5. Конкретность. Когда в группе говорят общими фразами, абстрактно, безличностно, общение становится туманным, вязким, скучным, утрачивает динамичный характер. Поэтому важно, чтобы участники говорили о себе конкретно, задавали друг другу конкретные вопросы и конкретно реагировали друг на друга. Это особенно важно на начальном этапе работы группы, когда определяются личные цели в группе. Конкретность стимулирует непосредственное обращение друг к другу от своего имени, подчеркивая "я", а не "мы", "каждый", "кто-то", "люди", "участники" и т.д.

     

  6. Раскрытие (о нем более подробно речь пойдет в другом разделе).

     

  7. Конфронтация. Этот навык обсудим шире, поскольку он очень важен в общении участников группы. Неправильная конфронтация разрушает психотерапевтический процесс в группе.

Конструктивная конфронтация побуждает другого человека глубже и честнее смотреть на себя, а не только проявлять негативные чувства, агрессию, осыпать оскорблениями. Конфронтация – это забота о другом человеке: если мы заботимся о ком-либо, то хотим, чтобы он стал таким, каким может стать, поэтому, общаясь, мы обращаем его внимание на противоречия, неиспользованные возможности, непродуктивное поведение (G.Egan, 1977).

Вот несколько рекомендаций для конструктивной, психотерапевтически эффективной конфронтации в группе (G.Egan, 1973; G.Corey, 1990).

     

  1. Конфронтация – это забота об участнике, на которого она направлена; конфронтация должна не отдалять друг от друга, а помогать завязывать более тесные и искренние отношения между участниками.

     

  2. Конфронтирующие участники должны точно знать, в чем их мнения расходятся.

     

  3. Конфронтация – это не сообщение другому участнику, кем он является. Человек, с которым конфронтируют, будет меньше защищаться, если ему станут говорить, как его поведение действует на других, а не просто оцениваться.

     

  4. Конфронтация более эффективна, если вместо обобщений личности речь идет о конкретном поведении участника.

     

  5. Конфронтация должна быть по поводу самого поведения, а не его мотивов.

     

  6. При конфронтации следует четко различать, что является действительными фактами, что – чувствами по поводу них и что только гипотезы. Интерпретации не должны представляться как факты.

     

  7. Необходимо предвидеть возможность того, что другой человек может быть не готов к конфронтации. Тогда она становится бессмысленной, так как заставляет другого только защищаться.

     

  8. При конфронтации неуместно навязывать другому свои решения; надо дать человеку время для обдумывания и принятия собственного решения.

     

  9. Не следует делать другого участника ответственным за свои чувства; лучше просто выражать ему свои чувства.

     

  10. Конфронтирующий должен спросить себя, готов ли он быть таким или выполнить то, что предлагает другому участнику.

     

  11. Косвенная конфронтация должна всегда превращаться в прямую.

Желательное поведение участников группы может быть изложено в виде определенных рекомендаций. Они предъявляются участникам в начале первой встречи группы. Тогда терапевту приходится тратить меньше времени на постоянное напоминание о том, чего он хочет от участников, а они постоянно имеют под рукой конкретные рекомендации, как следует вести себя, чего избегать, чтобы их участие в группе было максимально продуктивным, психотерапевтически осмысленным. Представляем возможный образец таких рекомендаций. Они подготовлены с учетом предложений M.S.Corey и G.Corey (1987).

 

Участие в группе будет особенно полезным для тебя,
если чаще будешь вспоминать такие правила
:

     

  • Будь сосредоточен(а). Чаще думай о том, чего хочешь от группы. Перед каждой встречей группы найди время спросить себя, чего ждешь от этой встречи.

     

  • Будь гибким(ой). Даже четко представляя, чего ждешь от этой встречи, будь готов(а) принять и то, что не входит в твои планы.

     

  • Будь "жадным(ой)" к работе. Успех группы зависит от твоего желания работать на пользу себе. Если постоянно будешь ждать "своей очереди" или попытаешься прикинуть, на какую часть времени на занятии имеешь право, будешь подавлять свою спонтанность, то вскоре с разочарованием увидишь, что твое время так и не приходит.

     

  • Чаще вспоминай о чувствах. Важно делиться мыслями, но еще важнее говорить о чувствах. Реже начинай со слов "по моему мнению...", "я думаю...", а чаще – "я чувствую".

     

  • Больше выражай себя. Часто мы не осмеливаемся выражать свои мысли и чувства, потому что боимся показаться глупыми. Однако не следует забывать, что группа является идеальным местом, где можно увидеть, что происходит, когда выражаешь то, что чувствуешь. Если что-либо чувствуешь по отношению к группе или к некоторым участникам, обязательно выскажи. Ведь существует большая разница между мыслями про себе и высказанными вслух.

     

  • Не жди. Чем дальше будешь откладывать активное участие в группе, тем труднее будет начать.

     

  • Не молчи. У молчащего(ей) значительно меньше шансов получить от других участников важные сведения о себе, кроме того, они нередко думают, что ты только наблюдаешь и оцениваешь их. Своим молчанием ты лишаешь других возможности поучиться у тебя,

     

  • Экспериментируй. Группа является местом, где можешь свободно и безопасно разносторонне показать себя. Попытавшись здесь, кое-что сможешь затем перенести в жизнь.

     

  • Не жди, что все изменится внезапно. Дай себе время изменить себя и свою жизнь в нужном направлении. Ничто не происходит сразу.

     

  • Избегай советов и задавания вопросов. Твои мысли и чувства, высказанные другому, ценнее любого совета. Спрашивать надо так, чтобы собеседник раскрылся, а не замкнулся или вынужден был защищаться.

     

  • Обращайся прямо. Не говори о других в группе в третьем лице. К каждому всегда обращайся непосредственно.

     

  • Не торопись с помощью. Если кто-то говорит о своих наболевших проблемах, не спеши прерывать и утешать его. Человек совершенствуется, переживая боль, – позволь ему иногда это.

     

  • Реагируй. Если кто-нибудь говорит что-либо о тебе, реагируй – неважно, положительной или отрицательной будет твоя реакция. Это повышает доверие в группе.

     

  • Будь открытым(ой) на реакции других. Принимай любые реакции других на тебя, а не только приятные для тебя. Однако не спеши слишком быстро со всем соглашаться или сразу все отвергать.

     

  • Реагируй на терапевта(ов). Делая это, сможешь лучше понять свои реакции на авторитеты вообще.

     

  • Не навешивай ярлыки ни на себя, ни на других. Сразу реагируй, если кто-либо смотрит на тебя слишком односторонне.

     

  • Решай сам(а), насколько раскрываться.

     

  • Используй опыт группы. Постарайся применять в жизни то, что узнал и чему научился в группе.
Последнее изменение 26.01.2008
Copyright © 2003-2007 Малыгин Андрей Александрович