Назад ] Домой ] Вверх ] Далее ]    Superidea.ru   MindMap.ru EstIdea.ru MindTools.ru AndreyMalygin.ru
Психотерапевтическое воздействие группы: терапевтические факторы


Глава 3

В течение последних десятилетий как практики, так и исследователи пытаются найти ответ на вопрос: что делает групповую психотерапию эффективной? К настоящему времени в поисках ответа было выполнено множество исследований путем опроса клиентов, испытавших воздействие групп самого разнообразного характера, групповых терапевтов, а также квалифицированных экспертов.

Можно утверждать, что воздействие групповой психотерапии опирается на три важнейших компонента, характеризующих любой психотерапевтический процесс: чувства, мышление и поведение (M.S.Corey, G.Corey, 1987). В психотерапевтических группах терапевт прежде всего побуждает участников группы назвать свои чувства и выразить их. Эмоциональный катарсис составляет важную часть психотерапевтического воздействия, но он во многих случаях недостаточен. Не менее важно понять свою жизненную ситуацию, смысл переживаний. Итак, участники группы должны выполнить и определенную когнитивную работу. Наконец, в определенный момент важнейшим становится реальное действие, поведение, которое и является проводником настоящих терапевтических изменений. Объединение чувств и понимания, реализация нового опыта в конкретном поведении в реальных жизненных ситуациях и делают возможным изменения, которых добивается групповая (и не только) психотерапия.

Однако такое понимание психотерапевтического воздействия группы является слишком общим. Специфическое воздействие групповой психотерапии обычно определяется посредством конкретных терапевтических факторов группы. E.C.Crouch с сотр. (1994) определяет психотерапевтические факторы как "элементы групповой терапии, которые предопределяют улучшение состояния или ситуации пациента; их воздействие обусловливают действия терапевта, других участников группы и самого пациента". История попыток выделения этих факторов насчитывает почти четыре десятилетия. Первая попытка их обобщения была предпринята в 1955 г. представителями психоаналитического направления R.Corsini и B.Rosenberg (1992). Они проанализировали 300 статей, появившихся до 1955 г., в которых обсуждались факторы групповой психотерапии, и выделили 175 таких факторов. Авторы их объединили в 9 важнейших категорий, которые стали основой более поздних "каталогов" психотерапевтических факторов группы (в скобках дано сравнение с предложенной позднее I.D.Yalom (1985) классификацией терапевтических факторов).

     

  1. Взаимопонимание (сплоченность) группы.

     

  2. Универсализация (универсальность).

     

  3. Исследование реальности (охватывает элементы коррекции опыта первичной семьи и межличностного обучения).

     

  4. Альтруизм.

     

  5. Перенос (охватывает элементы межличностного обучения, сплоченность группы и имитационного поведения).

     

  6. Терапия наблюдением (имитационное поведение).

     

  7. Взаимодействие (охватывает элементы межличностного обучения и сплоченности группы).

     

  8. Интеллектуализация (охватывает элементы информирования).

     

  9. "Проветривание" (катарсис).

Спустя три десятилетия I.D.Yalom (1985), обобщив свои собственные исследования и исследования других авторов, выделил 11 основных терапевтических факторов. В настоящее время на этот "каталог" ссылается большинство исследователей и практиков групповой психотерапии.

     

  1. Поощрение надежды.

     

  2. Универсальность.

     

  3. Информирование.

     

  4. Альтруизм.

     

  5. Коррекция опыта первичной семьи.

     

  6. Совершенствование социальных навыков.

     

  7. Имитационное поведение.

     

  8. Межличностное изучение.

     

  9. Сплоченность группы.

     

  10. Катарсис.

     

  11. Экзистенциальные факторы.

B.Bloch и Е.Crouch (1985), по существу соглашаясь с классификацией I.Yalom, в список психотерапевтических факторов не включают факторы коррекции опыта первичной семьи и экзистенциальные факторы, однако дополнительно выделяют факторы инсайта и раскрытия (о последнем более подробно поговорим при обсуждении особенностей продуктивной стадии группы).

Ниже мы более подробно обсудим каждый психотерапевтический фактор группы.

3.1. ПООЩРЕНИЕ НАДЕЖДЫ

Это существенный фактор любой психотерапии. Исследования показывают, что, чем больше человек надеется на помощь, тем лучше результаты психотерапии (A.P.Goldstein. 1962). На важность надежды указывают и проводимые в медицине опыты с плацебо, когда больным дают лекарства, внешне ничем не отличающиеся от настоящих, однако изготовленные из нейтральных веществ. Подчеркивание новизны и эффективности этих лекарств дает такой же эффект, что и настоящее лекарство. Таким образом, нередко вера и доверие к лечению дают значительные результаты не только в психотерапии, но и в медицине вообще.

Каждый человек приходит к психотерапевту или психологу со своей жизненной историей, которая зачастую является историей трагедий и поражений, потерь и печали. Это заставляет его испытывать чувства безнадежности и бессилия перед лицом, казалось бы, неотвратимой судьбы. Тем не менее в группе человек сталкивается с жизненными историями, опытом, способами решения проблем других людей. Среди участников группы могут быть люди, более успешно преодолевающие свои трудности. И это вселяет надежду, что действительно можно что-то изменить в своей жизненной ситуации. Для большинства участников группы мощным источником надежды являются терапевтические изменения других участников в ходе работы психотерапевтической группы. B.Bloch и Е.С.Crouch (1985) определяют поощрение надежды в групповой психотерапии как ожидания участников, основывающиеся на том факте, что участие в группе помогает другим.

Поощрение надежды участников группы является важной частью работы терапевта, особенно на начальной стадии работы группы. Прежде всего, разумеется, сам терапевт должен быть достаточно уверенным в себе и верить в то, что делает, т.е. в эффективность групповой психотерапии. По словам I.D.Yalom (1985), уже во время первой встречи группы терапевт должен четко определить свою установку по отношению к будущей работе, к примеру: "Я верю, что могу помочь любому мотивированному клиенту, который готов работать в группе по крайней мере полгода". В начале работы группы терапевт не должен оценивать переживаемые участниками чувства безнадежности и бессилия как нечто неизменное. Эти чувства нужно принять, но не следует их переоценивать. На более поздних этапах работы группы, когда участники имеют возможность воочию убедиться в изменениях, происшедших с ними, поощрение надежды становится больше заботой группы, чем терапевта.

3.2. УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМ

Многие люди приходят в психотерапевтическую группу с убежденностью, что их проблемы, страхи, симптомы являются уникальными и неповторимыми. Эти ощущения уникальности переживаемых проблем нередко усиливают сопровождающие их чувства изоляции, одиночества – недостаток близких отношений не позволяет увидеть подобные трудности у других. Люди, как и их проблемы, поистине уникальны, тем не менее не следует понимать это слишком прямолинейно, поскольку нас многое и связывает – в противном случае любое общение и взаимопонимание людей было бы невозможным.

С самых первых встреч в психотерапевтической группе очень важно развенчать уникальность жизненных проблем участников, т.е., не опровергая уникальности самих людей, обратить внимание на универсальные, общие стороны высказанных проблем и трудностей. А они чаще всего становятся заметными уже во время первой встречи, когда участники группы рассказывают о своих заботах, приведших их в группу. Терапевту группы важно заметить это сходство и обратить на него внимание участников группы. Можно спросить: "Испытывает ли кто-либо еще подобные трудности?" Задавая подобный вопрос, очень трудно "промахнуться", поскольку источники глубочайших человеческих страхов, тревог схожи, можно сказать, даже универсальны. В числе таких универсальных проблем, "приносимых" в психотерапевтическую группу, можно упомянуть следующие:

     

  1. Страх показаться неудачником, некомпетентным, ничтожным.

     

  2. Глубокое чувство межличностного отчуждения из-за неумения заботиться о другом человеке, любить и быть любимым, из-за боязни других людей и т.д.

     

  3. Неуверенность в себе и отсутствие самоуважения.

     

  4. Переживания по поводу пустоты и бессмысленности жизни.

     

  5. Проблемы отношений с близкими людьми (родителями, членами семьи, детьми) и вызываемое ими переживание вины.

Многие поднимаемые в группе личные проблемы участников имеют большее или меньшее соприкосновение с этими универсальными трудностями в жизни людей.

На важность раскрытия универсальности проблем в групповой психотерапии указывают и конкретные исследования. T.Butler и A.Fuhriman (1983), проанализировав материалы исследования семи психотерапевтических групп, пришли к выводу, что универсализация проблем является одним из самых ценных факторов в амбулаторных психотерапевтических группах. Универсальность проблем как психотерапевтический фактор получила наивысшую оценку и в трех исследованных группах взаимопомощи (M.A.Lieberman, 1983). W.H.Friedman (1989) подчеркивает, что раскрытие универсальности в группе поощряет открытость участников, а тем самым и развитие сплоченности группы.

3.3. ИНФОРМИРОВАНИЕ УЧАСТНИКОВ ГРУППЫ

I.D.Yalom (1985) информирование участников группы определяет как предоставление терапевтом информации о психическом здоровье, нарушениях и общих закономерностях психодинамики и всевозможные советы по поводу решения жизненных проблем, которые могут дать как терапевт, так и другие участники группы.

Мнения об этом психотерапевтическом факторе группы противоречивы. К примеру, психоаналитики в категоричной форме отрицают целесообразность информирования участников группы. Точка зрения представителей других теоретических направлений не столь категорична, но тоже достаточно сдержанна. Поэтому желательно четко определить, в группах какого рода и на каких стадиях работы информирование может быть ценным. Как подчеркивают некоторые авторы (N.Hurwitz, 1970; M.A.Lieberman, 1980; М.Killilеа, 1976) информирование участников как психотерапевтический фактор отвергается в психоаналитических группах, значительно больше ценится в когнитивно-поведенческих группах, и его важность особенно подчеркивается в группах взаимопомощи.

Большинство теоретиков групп взаимопомощи единогласно подчеркивает важность информирования участников группы. В этих группах участников призывают к обмену информацией, в работе групп используется специальная литература, на встречи с участниками группы нередко приглашаются специалисты-эксперты определенных областей.

В специализированных психотерапевтических группах (например, для лиц с излишним весом, хронической болью, Диабетом и т.п.) также важным является информирование участников. Здесь участников знакомят с природой болезни, расстройства или проблемы, особенностями изменившейся жизненной ситуации, способами решения проблем или приспособления к ним.

В группах, основой в работе которых является интенсивное межличностное взаимодействие, роль информирования значительно меньшая, а на более поздних этапах работы – нежелательная. Однако в начале работы и таких групп информирование участников может оказаться ценным, особенно в следующих ситуациях:

     

  1. Во время подготовки к участию в работе психотерапевтической группы или на первом занятии участников информируют о характере работы группы, об основных правилах, а также о желательном поведении участников, которое было бы продуктивным для них самих и группы в целом.

     

  2. В начале работы группы терапевт объясняет участникам, что он делает и зачем. К примеру, спрашивая участника, что он/она чувствует, терапевт может пояснить, что группе очень важно знать, что чувствуют и как реагируют участники на то, что происходит в группе.

     

  3. Иногда в группе возникают конкретные вопросы, для ответов на которые требуются профессиональные знания (например, как быть уверенным в себе, не будучи агрессивным, и т.п.). Терапевт группы может поделиться своими знаниями с участниками группы.

     

  4. Иногда работа в группе начинает стопориться, и терапевт, зная, что нужно делать в такой ситуации, может поделиться своими чувствами и предложить группе возможные варианты выхода из ситуации. Это особенно актуально на начальной стадии работы группы, когда зачастую участники, не зная, что делать, сидят и молчат. Позднее возникающие подобные ситуации должны решать сами участники, и терапевт не должен спешить "спасать" группу, а лишь констатировать, что, по его мнению, происходит.

Как упоминалось выше, на более поздних этапах работы группы информирование нежелательно, так как это может привести к развитию зависимости участников от терапевта, что сдерживает раскрытие психотерапевтического потенциала самой группы.

О советах, как форме информирования участников, можно сказать лишь одно – психотерапевтически они малоценны и их следует избегать. Остерегаться давать советы должен прежде всего сам терапевт. Однако взаимные советы участников друг другу неизбежны на начальной стадии работы группы. Многие участники группы бывают убеждены в том, что это единственная и наиболее эффективная форма помощи друг другу. I.D.Yalom (1985) все-таки отмечает, что в отдельных случаях советы участников друг другу важны, причем важен сам процесс советования, а не содержание совета, поскольку он отражает возникающий в группе интерес участников друг к другу и заботу друг о друге. Поэтому нередко в начале работы группы участники ожидают советов и принимают их как дар.

3.4. АЛЬТРУИЗМ

E.C.Crouch с сотр. (1994) указывает, что альтруизм появляется в группе тогда, когда участники оказывают поддержку, утешают друг друга, делятся своими проблемами, стараются быть полезными и нужными друг другу, забывают о себе, жертвуют собой ради других. Это уникальный, свойственный только группе психотерапевтический фактор.

Нередко в начале работы группы участники, услышав от терапевта, что они во многом могут помочь друг другу, бывают удивлены и задают вопросы: чем мне может помочь человек, у которого проблем не меньше, чем у меня? Что мне может дать человек, неспособный помочь самому себе? Как слепой может вести слепого? Как я могу помочь другому, когда мне самому тяжело? Подобные вопросы и сомнения отражают ориентацию участников группы исключительно на терапевта, как на профессионала, а также свойственное участникам навязчивое самонаблюдение, чрезмерное углубление в свои проблемы.

Тем не менее в ходе работы группы участник, пришедший в группу деморализованным, растерянным, низко оценивающим себя, не скрывает удивления, когда кто-либо в группе признает, что он ему значительно помог, что его присутствие в группе было важным и полезным. Такие неожиданные открытия способствуют появлению и повышению самоуважения в психотерапевтических группах. Когда человек ощущает себя нужным кому-либо другому, это помогает ему избавиться от чрезмерной сосредоточенности только на своих проблемах.

Поощрение альтруизма в группе является исключительно важной задачей терапевта, так как эффект групповой психотерапии часто достигается не столько сбалансированной, точно рассчитанной "отдачей" участников группы друг другу и "получением" друг от друга ("ты – мне, я – тебе"), сколько стремлением бескорыстно помочь другому. В психотерапевтической группе, как и в жизни, больше всего можно получить, отдавая. Это полностью подтверждает замечание известного австрийского психотерапевта V.Frankl (1967), что самоактуализация человека, смысл жизни раскрываются лишь тогда, когда человек переступит собственное Я, "забывая о себе в слиянии с душой другого".

В психотерапевтической группе участники действительно могут дать друг другу очень многое – поддержку, внушение, успокоение, понимание, чувства. Этот обмен помощью является одной из важнейших гарантий психотерапевтических изменений. Почти всегда в конце успешной работы психотерапевтической группы участники подчеркивают не столько роль или вклад терапевта, сколько позитивную помощь других участников.

3.5. КОРРЕКЦИЯ ОПЫТА ПЕРВИЧНОЙ СЕМЬИ

Психотерапевтическая группа во многих отношениях похожа на семью. Это сходство особенно усиливается, когда группу ведут мужчина и женщина. Многие участники группы реагируют на терапевтов как на родителей, а на других участников группы – как на братьев и сестер, особенно на более поздних стадиях работы группы. Это дает возможность терапевту увидеть стереотипы поведения участников, сложившиеся под влиянием воспитания в семье. Немало людей приходит в психотерапевтическую группу с историей негативного опыта, накопленного в самой первой и важнейшей группе – семье. И это отражается в ситуациях межличностного взаимодействия в группе – одни участники демонстрируют полную зависимость от терапевтов, которых они "наделяют" нереальной силой и возможностями, другие участники по-подростковому бунтуют против терапевтов, полагая, что они стесняют их свободу и стремление к независимости, пытаются найти союзников среди других участников группы, создавать коалиции против терапевтов; третьи пытаются манипулировать терапевтами, вызвать разногласия и конкуренцию между ними, чтобы в случае успеха можно было воспользоваться появившимися в результате этого возможностями; четвертые же конкурируют и конфликтуют с другими участниками группы из-за внимания, одобрения и любви терапевтов. Это далеко не окончательный список стереотипов, приносимых в группу из первичной семьи.

При анализе поведения такого рода, проблем взаимных отношений участников группы и их отношений с терапевтом (или терапевтами), попытке принять более разнообразные роли в конкретных ситуациях в группе, с помощью интеллектуальных инсайтов и эмоциональных переживаний, в психотерапевтической группе появляется возможность коррегировать опыт, принесенный из первичной семьи, и повышать гибкость и осознанность поведения участников.

3.6. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ НАВЫКОВ

Этот психотерапевтический фактор группы нераздельно связан с межличностным научением, поэтому совершенствование социальных навыков более широко будет обсуждаться в его контексте. Здесь мы лишь отметим, что в любой психотерапевтической группе в реальных межличностных взаимодействиях происходит обучение и совершенствование социальных навыков. Большинство людей, попадающих в групповую психотерапию, испытывает недостаток опыта близких, интимных отношений, и искренние чувства, проявляемые по отношению к ним другими участниками группы, дают отличную возможность увидеть, как возникают, завязываются близкие отношения. Развитые навыки социального поведения – умение гармонично включаться в "сеть" общения, терпимость по отношению к другим людям, умение продуктивно противоборствовать и решать межличностные конфликты, умение не оценивать, а лучше чувствовать, понимать, принимать и уважать потребности других – могут быть и чаще всего являются одним из основных результатов эффективной работы психотерапевтической группы.

3.7. ИМИТАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ

По мнению E.C.Crouch с сотр. (1994), имитационное поведение как психотерапевтический фактор группы проявляется тогда, когда участник группы получает пользу от психотерапевтического опыта другого участника группы благодаря идентификации с ним; когда имитирует определенные позитивные аспекты поведения терапевта или других участников группы, усматривая в них подходящую модель для изменения своего поведения.

Имитационное поведение является внутренним действием человека, поэтому трудно каким-либо способом побуждать его со стороны, а также оценивать его действительную эффективность. Значение имитационного поведения в групповой психотерапии недостаточно раскрыто. Но, исходя из своего собственного жизненного опыта, можем отметить, что хотя кое-чему можно научиться и ведя наблюдения, однако гораздо большему мы можем научиться действуя. Китайская пословица гласит: "Я услышал и забыл, я увидел и помню, я делал и понял".

Значение имитационного поведения более широко изучалось в исследованиях поведенческо-когнитивной терапии. К примеру, A.Bandura с сотр. (1969) заметили, что психотерапевты недостаточно оценивают важность имитационного поведения для изменения поведения, эмоций и установок человека, хотя моделирование стимулирует значимые психотерапевтические изменения.

3.8. КОРРЕГИРУЮЩИЙ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ И КАТАРСИС

I.D.Yalom (1985) коррегирующий эмоциональный опыт анализирует в контексте межличностного обучения, а катарсис выделяет как отдельный психотерапевтический фактор группы. Но в любом случае чувства и их выражение являются составной частью межличностных отношений. Мы объединили эти психотерапевтические факторы группы, полагая, что эмоциональный опыт является тем компонентом группового процесса, без которого трудно представить само психотерапевтическое воздействие.

Понятие коррегирующего эмоционального опыта в 1946 г. ввел известный психоаналитик Franz Alexander (цит. по I.D.Yalom, 1985), описывая механизм психоаналитического лечения. Он подчеркнул, что клиент в психотерапии обязан попасть в те трудные эмоциональные ситуации, с которыми не мог справиться в прошлом. Для психотерапевтического воздействия недостаточно одного интеллектуального инсайта, понимания; необходимо эмоциональное переживание и "исследование" реальности с помощью чувств. (Кстати, для достижения психотерапевтического эффекта недостаточно и только эмоционального переживания, опыта. Как показали исследования M.A.Lieberman с сотр. (1973), интенсивность или качество эмоционального опыта не было критерием, который различал бы эффективные и неэффективные психотерапевтические группы; участники, оценившие свой групповой опыт как успешный и эффективный, испытали как глубокие и сильные чувства, так и интеллектуальные инсайты. Иначе говоря, для достижения психотерапевтического эффекта необходим как эмоциональный опыт, так и когнитивное научение.)

В коррегирующем эмоциональном опыте психотерапевтической группы можно выделить несколько компонентов (I.D.Yalom, 1985):

     

  1. Участник группы выражает интенсивные чувства, связанные с другими участниками.

     

  2. Группа оказывает ему поддержку, позволяющую рисковать.

     

  3. Происходит анализ ситуации, помогающий участнику понять, что произошло; здесь особенно важна реакция других участников группы.

     

  4. Участник признает, что ошибался, избегая выражения своих чувств перед другими.

     

  5. Результат – способность участника группы более глубоко и искренне общаться с другими.

Такая последовательность событий вызывает напряжение, так как демонстрировать свои чувства перед другими людьми рискованно. Однако такое напряжение может быть психотерапевтически ценным, если благодаря усилиям терапевта и участников группы оно превращается в коррегирующий эмоциональный опыт. Для этого необходимы два условия:

     

  • участники должны чувствовать себя в группе достаточно безопасно;
  • терапевт должен обеспечить такие условия, чтобы участники постоянно реагировали друг на друга искренним выражением своих чувств и мыслей.

Существуют определенные критические точки в эмоциональном опыте участников группы:

     

  1. Сильные отрицательные чувства по отношению к другому участнику группы. Иногда бывает непонятно, откуда они возникли и как могли прорваться наружу. Однако, когда после этого не происходит никакой катастрофы ни с ним самим, ни с человеком, по отношению к которому он выразил свои отрицательные эмоции, становится ясным, что выраженные отрицательные чувства нередко могут быть неадекватными по своей интенсивности, а иногда и выбору объекта, но еще опаснее подавлять эти чувства. Невыраженные отрицательные чувства являются источником непредсказуемых реакций в межличностных отношениях. Умение адекватно выражать отрицательные чувства помогает легче общаться с другими.

     

  2. Сильные положительные чувства по отношению к другому участнику группы. Их неожиданное раскрытие чаще всего также не имеет никаких катастрофических последствий. Хотя проявить глубокие и интенсивные положительные чувства по отношению к другому человеку значительно труднее, чем отрицательные, но, пытаясь это сделать, участник группы раскрывает и новую, ранее не изведанную часть своей самости. Это в свою очередь помогает по-новому строить отношения с другими людьми.

     

  3. Неожиданное самораскрытие перед другими участниками группы. О нем ниже будем говорить более подробно, однако здесь хотелось бы отметить, что самораскрытие перед другими само по себе довольно рискованно. Но если группа способна оказать участнику поддержку, этот риск бывает оправданным, и глубокое, спонтанное самораскрытие помогает более глубоко и искренне общаться с другими.

Интенсивное выражение ранее подавляемых, скрываемых чувств часто определяется понятием катарсиса, который считается важным психотерапевтическим фактором группы.

Катарсис чаще всего переживается при выражении связанных с прошлым или настоящим чувств грусти, любви и гнева (как утверждает W.H.Friedman (1989), такова очередность их проявления по частоте). Интенсивное проявление чувств нередко сопровождается потерей самоконтроля, поэтому в психотерапевтических группах участники склонны сдерживать себя, подавлять чувства, так как опасаются последствий возможной утраты самоконтроля. Поэтому интенсивность и частота катарсиса зависит как от степени подавления своих чувств участниками, так и от атмосферы безопасности в группе. Обычно после переживания катарсиса появляется чувство расслабления, которое считается обязательным элементом катарсиса. Чтобы катарсис имел продолжительное психотерапевтическое воздействие, а не остался лишь моментным освобождением от чувств, он должен быть оценен в контексте как группы, так и жизни участника вне группы.

Когда участники группы искренне принимают глубокое и интенсивное раскрытие чувств, это может побудить открывшегося усомниться в том, что он нелюбим, неприятен и неприемлем для других, каким он считал себя до сих пор.

Итак, опыт в групповой психотерапии должен быть и эмоциональный, и коррегирующий. Участники группы обязаны как можно интенсивнее, глубже, спонтаннее и искреннее переживать жизнь друг друга, а также осознавать и оценивать этот опыт. Лишь тогда эмоциональный опыт становится психотерапевтически ценным.

3.9. МЕЖЛИЧНОСТНОЕ (СОЦИАЛЬНОЕ) НАУЧЕНИЕ

I.D.Yalom (1985) утверждает, что почти все современные школы динамической психотерапии более или менее основываются на признании исключительной важности межличностных отношений. Особенно выделяется теория системной межличностной психиатрии Hurry Stuck Sullivan (1953). По его утверждению, личность является продуктом взаимодействия со значительными для нее другими людьми. Потребность в тесных взаимоотношениях с другими людьми является такой же базовой, как и любая биологическая потребность и, имея в виду период бессильного младенчества, столь же важна для выживания. Ребенок, подрастая и стремясь к безопасности, склонен развивать те аспекты самости, которые получают одобрение окружающих, и подавлять те стороны личности, которые окружающие не одобряют. Итак, с самого начала свой образ человек основывает на оценках других людей.

Поскольку межличностные отношения составляют основу развития личности, они могут быть и причиной разных расстройств. Люди, приходя в психотерапевтическую группу, далеко не всегда усматривают связь между своими жизненными проблемами и характером межличностных отношений. Поэтому одна из важнейших задач терапевта группы – помочь "перевести" психологические проблемы участника на "межличностный язык".

Межличностное научение является одним из главных терапевтических факторов, обусловливающих психотерапевтические изменения в продолжительной психотерапевтической группе. Раньше или позже каждый участник в группе начинает проявлять себя таким, каков он есть в реальной жизни – с другими участниками группы он общается так, как с другими людьми за пределами группы. Проблемы каждого участника начинают отражаться в межличностных отношениях в группе. Это и становится началом "спирали" межличностного или социального научения в группе. С точки зрения S.Vinogradov и I.D.Yalom (1989), ход процесса межличностного научения можно было бы описать следующим образом.

В психотерапевтической группе каждый участник раскрывает стиль своего межличностного общения. С помощью реакций других участников группы и самонаблюдения каждый участник начинает раскрывать сильные стороны, ограниченность своего межличностного поведения, то, что вызывает нежелательные реакции других людей. Вместе с тем здесь участник может оценить влияние своего поведения на чувства других людей, на их мнение о нем и на его собственное мнение о себе. Все это помогает понять, что каждый человек является автором и хозяином своего межличностного мира, т.е. ответствен за свое поведение. Только при осознании ответственности становится возможным изменение межличностных отношений, так как менять что-либо может только сам творец.

Чем реальнее и интенсивнее эмоциональный опыт в группе, тем возможнее более значимые изменения поведения; если опыт слишком интеллектуальный, социальное научение бывает менее эффективным.

Узнавая все больше о себе, участники группы постепенно начинают вести себя иначе, чем раньше. Эффективность таких попыток обычно зависит от:

     

  1. степени неудовлетворенности своим поведением и мотивации изменения;
  2. интенсивности участия в работе группы;
  3. гибкости личности и стиля общения.

Возникающие изменения поведения влекут за собой другие изменения. При уменьшении социальной тревоги увеличивается возможность завязать искренние отношения с другими людьми, их доброжелательность повышает самоуважение и побуждает к дальнейшим изменениям.

3.10. СПЛОЧЕННОСТЬ ГРУППЫ

Т.Krop и R.Yungman (1987), следуя известному философу-экзистенциалисту M.Buber, групповую психотерапию определяют как взаимодействие между интимностью и дистанцией. В этом "между" могут преобладать чувство пустоты, отчужденность, изоляция и тревога, когда общение происходит посредством не связанных между собой монологов. Однако в группе возможен и настоящий диалог, когда участники дарят друг другу эмпатию, близость, интимность. Такой "диалог" в психотерапевтической группе и определяет ее сплоченность (cohesis), которая является одним из наиболее изучаемых психотерапевтических факторов группы. Это не только один из важнейших способов психотерапевтического воздействия группы, но и необходимое условие эффективной групповой психотерапии. Нередко утверждается, что сплоченность группы является аналогом "психотерапевтического контакта" в индивидуальной психотерапии.

Существуют различные определения сплоченности группы. Чаще всего встречаются два – как совокупности процессов, побуждающих участников оставаться в группе (I.D.Yalom, 1985; D.Cartwright, 1968), и как привлекательности группы для ее членов (J.D.Frank, 1957, 1992; G.Corey, 1990). M.Lakin (1976) сплоченность группы определяет как "коллективное выражение личной принадлежности к группе". Одно из наиболее новых определений сплоченности группы приводится S.H.Budman с сотр. (1989): "Сплоченность группы – это взаимосвязанность участников группы, проявляющаяся в открытости и взаимном доверии друг к другу, в общей работе участников по достижению сходных целей. Но более точное понимание сплоченности группы еще требует анализа и исследований.

Сплоченность группы не возникает внезапно – она начинает развиваться еще до начала работы группы, на стадии ее организации. L.I.Braaten (1991) предложил многофакторную модель сплоченности группы. С его точки зрения, для возникновения сплоченности группы необходимы троякие условия:

     

  1. Связанные с организацией группы:
    • правильный отбор участников группы;
    • правильное составление группы;
    • эффективная подготовка участников к работе в группе.

     

  2. Связанные с ранним периодом жизни группы:
    • решение конфликтов;
    • создание конструктивных групповых норм;
    • уменьшение защитного поведения.

     

  3. Связанные со способами работы в группе:
    • взаимная привлекательность участников группы и их взаимные связи;
    • оказание поддержки и забота друг о друге;
    • слушание и эмпатия;
    • самораскрытие и реагирование друг на друга.

Довольно подробно условия возникновения сплоченности группы охарактеризовали M.S.Corey и G.Corey (1987):

     

  1. Мотивация участия в группе и определенные усилия в стремлении попасть в нее.

     

  2. Четко определенные индивидуальные цели участников группы, а также ясно сформулированная общая цель группы.

     

  3. Позитивные ожидания и соответствие группы личным потребностям участников.

     

  4. Дружественная и теплая атмосфера.

     

  5. Взаимная симпатия участников группы друг к другу.

     

  6. Взаимодоверие участников группы, уважение к чувствам и мнениям друг друга.

     

  7. Активное участие в работе группы всех участников.

     

  8. Разделение ответственности за работу группы между терапевтом и участниками.

     

  9. Открытое обсуждение конфликтов.

     

  10. Специально создаваемая обстановка (узкий круг, создание интимной атмосферы и т.п.).

     

  11. Как очень специфичное и нежелательное условие сплоченности группы – пребывание в группе "козла отпущения" или "белой вороны", объединение против которых сплачивает группу.

Такие условия не могут возникнуть сразу. Сплоченность группы развивается в ходе всей ее жизни и по-разному проявляется на различных этапах работы группы. Как отмечает S.H.Budman с сотр. (1933), на начальной стадии работы группы сплоченность увеличивается благодаря тому, что участники делятся проблемами личной жизни вне группы, в переходной стадии – к увеличению сплоченности добавляется и обмен переживаниями, появившимися в группе, а на стадии продуктивной работы наибольшую сплоченность группы отражает обмен чувствами, переживаемыми только в группе.

Каждый участник группы должен пройти определенный путь изменения себя, решения своих проблем, чтобы принимать и понимать других. Восприятие других напрямую связано с самовосприятием. Как утверждал E.Fromm, только любя себя, можно любить других.

Вероятно, никто так подробно, как C.Rogers (1959), не описывал, что происходит в психотерапии, когда для клиента создаются подходящие условия (хороший психотерапевтический контакт или, как в нашем случае, сплоченность группы). По его утверждению, это "высвобождает" способность клиента к изменению:

     

  • он начинает более свободно выражать свои чувства;

     

  • он начинает яснее воспринимать реальность, т.е. себя, других людей и свое окружение;

     

  • он способен яснее видеть несоответствие между своим опытом и образом своего Я;

     

  • он начинает находить и принимать чувства, которые раньше подавлял, отвергал или искажал;

     

  • когда эти чувства включаются в образ своего Я, последний начинает более соответствовать реальному опыту клиента;

     

  • он, ощущая безусловное уважение со стороны терапевта, начинает больше уважать себя;

     

  • он начинает все меньше руководствоваться оценками других и больше доверять себе.

Сплоченность группы объединяет усилия участников психотерапевтической группы, делает их эффективными. Вместе с тем сплоченность группы обеспечивает эмоциональные взаимосвязи участников группы, стабильность группы, увеличивает терпимость к индивидуальным целям друг друга в группе (M.Lakin, 1976).

Развитие, укрепление сплоченности группы является одной из главных задач терапевта с самой первой встречи группы. Обычно этому способствует уменьшение тревоги участников группы, обеспечение некоторой структурированности работы группы, особенно в начальной стадии, и установки самого терапевта – уважение участников, их безоценочное принятие, эмоциональная теплота. Как установил M.A.Lieberman с сотр. (1973), сплоченность группы развивается медленно и трудно в группах, которые ведет холодный и пытающийся сохранить большую дистанцию от группы ведущий, а также в группах, ведомых слишком теплым и харизматичным терапевтом.

При отождествлении сплоченности группы с теплой и уютной атмосферой в группе может сложиться впечатление, что она тем больше, чем больший комфорт испытывают участники группы. Но это ошибочное впечатление. Хотя в сплоченных группах значительно больше взаимопонимания и общности, однако в них также значительно легче проявляется враждебность и выявляются конфликты. Невыраженная, подавляемая враждебность тормозит работу психотерапевтической группы, так как трудно быть искренним с человеком, которого не любишь. Если ради уютной атмосферы в группе участники будут избегать обсуждения негативных чувств, тем самым будет прегражден путь к конструктивному решению конфликтов, изменениям установок, наконец, личности участников. Как увидим ниже, выявление и решение конфликтов является мощным катализатором психотерапевтических изменений участников группы. Наряду со многими другими преимуществами конфликты помогают глубже познать себя при поисках аргументов в пользу своей правоты. Кстати, в сплоченных группах враждебность значительно легче выражается участниками не только по отношению друг к другу, но и по отношению к терапевту.

Необходимость приспособления к группе, естественное ограничение индивидуальных потребностей и давление, побуждающее отказаться от некоторых своих желаний, конфликты, постоянно возникающие отрицательные эмоции повышают у участников напряжение, которое является естественным и очень важным элементом психотерапевтической группы. Каково отношение между сплоченностью и напряжением в группе?

Напряжение необходимо для продуктивной работы психотерапевтической группы. Однако, говоря о ценности напряжения, важно избегать крайностей. Если оно бывает настолько велико, что его не может компенсировать ни сплоченность, ни взаимопритяжение участников, в группе могут начать действовать центробежные силы, увеличивается сопротивление работе группы и желание ее покинуть. Обычно при большом напряжении возникает страх самораскрытия, увеличивается чувствительность к критике по отношению к себе. Иначе говоря, падает психотерапевтический потенциал группы. Одинаково нежелателен в психотерапевтическом отношении и слишком спокойный ход группы, когда сплоченность начинает превращаться в стремление уйти от неприятных чувств, тем, конфликтов, когда участники чувствуют себя слишком комфортно, начинают не замечать те проблемы, которые побудили их прийти в эту группу. Возникает иллюзия, будто они уже разрешились или стали неактуальными. В таких условиях психотерапевтическая группа превращается в оазис в таящем угрозу, полном неожиданностей внешнем мире. Сплоченность группы из психотерапевтического фактора превращается в препятствие для психотерапевтических изменений. Во имя комфорта и безопасности в жертву приносятся психотерапевтические цели группы.

Итак, психотерапевтическая группа нуждается в постоянном напряжении, возникающем как из межличностных отношений в группе, так и из усилий участников изменить себя и свою жизнь как в группе, так и вне ее.

Связь между сплоченностью группы и напряжением можно было бы охарактеризовать следующим образом. Сплоченность стабилизирует жизнь группы – под ее влиянием участники чувствуют поддержку и относительную безопасность. Напряжение же побуждает идти дальше – оно вызывает неудовлетворенность собой и отношениями с другими и стремление меняться. Это не противоположные силы в группе. В психотерапевтической группе терапевт должен обеспечить одновременное действие обоих этих факторов – поощрять как развитие сплоченности, так и постоянное возникновение напряжения. Молчание терапевта, выявление конфликтных тем, критические замечания по отношению к отдельным участникам или ко всей группе, острые и меткие вопросы, отказ отвечать на вопросы участников, неопределенные фразы и намеки способствуют возникновению напряжения. С другой стороны, искренность, сочувствие терапевта, побуждение к общим, сплоченным действиям, выражение положительных эмоций и чувства юмора поощряют чувства сплоченности, общности в группе.

Как упоминалось выше, сплоченность группы начинает развиваться на начальной стадии ее работы. Чем скорее она сформируется, тем продуктивнее будет работа в психотерапевтической группе (S.H.Budman с сотр., 1989). Особенно важна ее роль на продуктивной стадии работы группы. Как отмечает J.C.Hansen с сотр. (1980), появление сплоченности в группе означает начало настоящей работы психотерапевтической группы.

R.L.Bednar и T.J.Kaul (1978) отмечают, что сплоченность группы является одним из тех психотерапевтических факторов (возможно, даже и самым главным), от которых непосредственно зависит успех или неуспех работы психотерапевтической группы. H.Diskoffn и M.Lakin (1963) опросили 28 лиц, прошедших групповую психотерапию. С их точки зрения, наибольшую психотерапевтическую ценность имела сплоченность группы; более половины бывших участников указали, что важнейшей формой помощи в группе для них была взаимная поддержка. Участники, для которых участие в группе было особенно эффективным, отметили, что:

     

  • чувствовали себя принимаемыми другими участниками;

     

  • ощущали сходство с другими участниками группы;

     

  • подчеркнули важность присутствия отдельных участников группы для своего группового опыта.

M.A.Lieberman с сотр. (1973) исследовали 210 лиц из 18 групп "встреч" и установили прямую связь между сплоченностью группы и ее эффективностью.

Для участников, которые не ощущали своей принадлежности к группе и своей привлекательности для нее, эффект группы чаще всего был незначительным, а иногда и отрицательным.

3.11. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ

Эти психотерапевтические факторы группы выделяет только I.D.Yalom (1985). Согласно экзистенциальному пониманию жизненных проблем, люди постоянно сталкиваются с основными экзистенциальными данностями: смертью, свободой, изоляцией и бессмысленностью (I.D.Yalom, 1980). В определенных психотерапевтических группах, например, пациентов, болеющих раком или другими опасными для жизни болезнями, а также страдающих хроническими заболеваниями, в группах лиц, испытавших утрату близкого человека, или в специфических группах экзистенциального опыта (R.Koeiunas, 1991) эти экзистенциальные данности становятся основными темами в работе группы.

Однако и в обычных психотерапевтических группах иного характера можно затрагивать экзистенциальные вопросы, когда сам терапевт достаточно готов к этому. Предпосылкой раскрытия экзистенциальных проблем является сам ход работы в группе. В каждой психотерапевтической группе участникам приходится сталкиваться с тем, что поддержка со стороны других или опека, которую ожидают от терапевта, всегда имеют границы, т.е. всегда существует то, что выполнить могут только они сами, если избирают путь изменения. Жизнь группы позволяет увидеть, что ответственными за нее должны быть сами участники, равно как и за свою жизнь за пределами группы. В группе можно почувствовать, что, несмотря на близость отношений с другими, существует одиночество, которого нельзя избежать и которое является важным в жизни человека. Терапевт группы, обращая внимание участников на эти аспекты жизни группы, может предоставить участникам более широкий контекст решения их проблем и совершенствования личности.

3.12. ИНСАЙТ

Инсайт как психотерапевтический фактор группы означает, что участник узнает что-то новое и важное о себе (I.D.Yalom, 1985; R.Bloch, E.Crouch, 1985). В психотерапевтической группе инсайт поощряют реакции участников группы друг на друга, а также реакции терапевта на них и интерпретация чувств, мыслей и поступков. Отмечается (I.D.Yalom, 1985; E.C.Crouch с сотр., 1994), что инсайта можно достигнуть как минимум на четырех уровнях.

     

  1. Участники более объективно видят свои межличностные отношения. Это начинается с узнавания того, как тебя видят и оценивают другие участники группы.

     

  2. Участники понимают способы и стереотипы своего поведения с другими людьми.

     

  3. Участники узнают, почему они ведут себя так, как ведут себя с другими людьми (мотивационный инсайт).

     

  4. Участники понимают, как они стали такими, каковыми являются. Тем самым отыскиваются корни существующих проблем (психологический инсайт).

Хотя интеллектуальное понимание в групповой психотерапии нередко ценится меньше, чем непосредственный опыт, эмоциональное переживание, однако важность его несомненна (об этом уже говорилось в главе 3.8.).

3.13. ДИНАМИКА И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ ГРУППЫ

Совершенно очевидно, что простое перечисление психотерапевтических факторов группы есть не более чем схема – не универсальная, не окончательная. Действие их всех переплетено в групповом процессе, и это взаимодействие очень сложное. В зависимости от различных обстоятельств относительный вклад каждого из психотерапевтических факторов в психотерапевтический потенциал группы в отдельные периоды ее работы неодинаков.

По мнению S.Vinogradov и I.D.Yalom (1989), влияние отдельных психотерапевтических факторов группы зависит от:

     

  • типа группы;
  • стадии группы;
  • индивидуальных различий участников группы.

Психотерапевтические группы различного типа акцентируют и используют потенциал разных психотерапевтических факторов. Когда исследователи задавали вопрос участникам долгосрочных амбулаторных основывающихся на межличностном взаимодействии групп, что больше всего влияло на их психотерапевтические изменения в группе, они указывали на три фактора: межличностное обучение, катарсис и понимание себя (I.D.Yalom, 1985). Участники групп психиатрического стационара подчеркивали иные факторы – поощрение надежды и один из экзистенциальных факторов – обучение ответственности (I.D.Yalom, M.Leszsz с сотр., 1985). В группах взаимопомощи (например, анонимных алкоголиков) и в специализированных группах поддержки самыми эффективными психотерапевтическими факторами являются универсальность проблем, информирование, альтруизм и сплоченность группы (M.A.Lieberman, L.Borman, 1980).

Поскольку в ходе работы группы меняются потребности и цели ее участников, меняется также и удельный вес психотерапевтических факторов. В начале работы группы, когда важно установить определенные групповые нормы и создать психотерапевтически ценную атмосферу, особенно важным является поощрение надежды, подчеркивание универсальности проблем и информирование. Позднее увеличивается психотерапевтическая ценность альтруизма и сплоченности группы. Сплоченность группы становится основным психотерапевтическим фактором на продуктивном этапе работы группы.

Разные участники группы в зависимости от своего личного стиля, характера проблем, потребностей и целей так же по-разному используют силу отдельных психотерапевтических факторов группы. К примеру, для психически больных межличностное научение менее актуально, чем для лиц, имеющих межличностные проблемы.

К психотерапевтическим факторам группы мы еще вернемся при обсуждении вопроса, касающегося хода работы группы.

Последнее изменение 26.01.2008
Copyright © 2003-2007 Малыгин Андрей Александрович